Дом-музей ст. Попутной

Новости

Тайны семьи Клименко

Член районного общества историков и архивистов имени Нестора Летописца Л.П. Потапова (Клименко) продолжает изучать достоверность сведений о великомученике священнике попутненского прихода равноапостольных Константина и Елены Павле Иванове.

Краткое содержание первых исследований опубликовано в N 134 (7370) «Сельской жизни» за 9 ноября 2013 года. Сегодня мы предлагаем читателям собранные Людмилой Павловной новые сведения о персонаже, который якобы покровительствовал их семье.

- В 2013 году, вынимая по просьбе директора Попутненского музея из рамки семейную фотографию 1929 года, обнаружила под ней другую, к сожалению, плохо сохранившуюся. На ней можно рассмотреть лица белоказаков, а также офицеров с женами и детьми. В центре – священник Павел Иванов. Делаю вывод: это 1918 год, Троицкое восстание в Попутной, фото сделано после церковной службы, - рассказывает она.

Восстания казаков в тот период охватили весь Лабинский отдел. Борьба была ожесточенная. Казаки не собирались отдавать принадлежащую им землю. Но отряды Красной Армии были сильнее, и ее задачей было за счет земель казачества обеспечить землей иногородних. У казаков отбирали зерно, продукты, скот, все нажитое. А они отвечали на подобные действия сопротивлением и мятежами.

60-летний протоиерей Павел Васильевич Иванов, прослуживший в Попутненском приходе 33 года, в своих проповедях указывал, что красноармейцы ведут Россию к гибели. За это и был ими уничтожен. О его убийстве церковнослужителям удалось сохранить запись в метрической книге, из которой большевиками были вырваны большинство страниц, сообщающих об убитых ими во время подавления Троицкого восстания мужчинах.

Из воспоминаний моей бабушки Александры знаю, что мой дед Харитон Зиновьевич Клименко, вернувшись с Первой мировой войны, во время революционных событий 1917 года часто находился в церкви, рядом с отцом Павлом, и знал, как ненавидели священника революционеры. Скоро Харитон стал старостой церкви и ни на минуту не оставлял священника, сопровождая его повсюду. О том, что отца Павла непременно убьют, говорил Харитону и его сын Александр, писарь отряда Красной Армии Я. Балахонова.

О том, как это произошло, существует три версии.

Первая изложена в книгах «Новые мученики Российские», 1949 и 2004 годов издания: «В станице Попутной протоиерей Павел Иванов … был заколот красноармейцами за то, что в своих проповедях указывал, что большевики ведут Россию к погибели». А в повести Сергея Плачинды «Таня Соломаха», 1961 года выпуска, автор пишет: «Таня, закусив до крови нижнюю губу, взмахнула саблей… Удар был резкий, с потягом…, и отец Павел грохнулся в пыль…»

По другой версии, возникшей из воспоминаний местных жителей, дело было так: к священнику, который с приходом красных перебрался в дом многодетной семьи Гапоновых, прибыли на лошадях два красноармейца, предложили ему выйти. Он попросил подождать два часа, пока совершит литургию. Отец Павел вымылся, надел облачение, совершил литургию, причастил обратившихся прихожан и наказал дочерям и монашкам после убийства не обмывать его, а вытереть раны полотенцем, которое затем положить в гроб. Все свершилось на пороге дома Гапоновых. Чтобы красноармейцы не помешали похоронить тело, сколоченный из заборных досок гроб тайно перевезли вброд через реку Бей-Мурза-Чехрак вместе со стадом коров. Похоронили на кладбище в одной могиле с расстрелянным в этот же день купцом Дудка. Через год священника Павла перезахоронили в помещении церкви, перед алтарем. Когда эксгумировали, обнаружили нетленность тела, от которого исходило благоухание.

Третья версия принадлежит моему отцу Павлу Харитоновичу Клименко, о ней он рассказал моему сыну Юрию. После подавления Троицкого восстания в церкви шла служба. Вошли трое красноармейцев с винтовками. Сообщили отцу Павлу, что пришли его убивать. Дослужив литургию и в проповеди простившись с прихожанами, священник вышел на улицу. Спустившись со ступенек и немного отойдя, он повернулся лицом к храму. Красноармейцы расположились напротив, на ступеньках, спиной к храму, подняли винтовки и дали один за другим два залпа, после которых протоиерей продолжал стоять. Лишь после третьего он упал на колени, как бы отдавая поклон храму. После четвертого залпа священник наклонился так, что коснулся лбом земли. Таким образом, он отдал второй поклон храму.

Красноармейцы вскочили на лошадей и ускакали. Сопровождавший отца Павла повсюду Харитон распорядился внести тело в храм и все подготовить для похорон. Его мучила мысль о том, как похоронить так, чтобы большевики не нашли тело и не уничтожили его.

Через того же писаря Александра узнали, что во время подавления Троицкого восстания погиб командир Красной Армии отряда Я. Балахонова. Для его похорон красноармейцам нужна была бричка и упряжь для двух лошадей. Харитон через Александра предложил помощь с транспортировкой тела командира, согласие было получено.

Пока красноармейцы у могилы ждали тело командира, казаки привезли священника. К этому времени наступили сумерки, похороны состоялись быстро, с большими воинскими почестями. Уловка красными не была распознана, тем более, что в этот момент разведка донесла, что к окраине Попутной со стороны Отрадной подходят белоказаки, и красноармейцам нужно было срочно ринуться в бой.

Тем временем Харитон вместе с казаками спешно перебрался к месту другой могилы, предназначенной для священника, и они захоронили в ней привезенного на этой же бричке красного командира.

В этот же день, 9 июня, после подавления Троицкого восстания, местным отрядом Красной Армии были убиты многие казаки, об этом свидетельствуют записи в церковной метрической книге. К сожалению, всех фамилий множества убитых восстановить невозможно.

Материал подготовила Надежда Чурикова

Источник: газета Сельская жизнь