Дом-музей ст. Попутной

Новости

История семьи Лобовых

О первом председателе ревкома Михаиле Васильевиче Лобове из ст. Ново-Александровской Ставропольского края в воспоминаниях родственников: жены, сыновей, дочерей.

В станице на Ставрополье

В 1918 г. мой дед (по материнской линии) Михаил Васильевич Лобов был оставлен в подполье ст. Ново-Александровской для работы по разложению среди монархических казачьих войск. В то время ему приходилось скрываться в хуторах вблизи станицы.

В самой ст. Ново-Александровской у него была большая семья: жена Елена Владимировна, шестеро детей: Иван, Григорий, Михаил, Анастасия, Евдокия, Елена, которая умерла в малолетнем возрасте. Это была обычная семья казака-середняка. Она имела дом саманный, хозпостройки, держала корову, овец, птицу, лошадь.

Моей бабушке было нелегко управляться с хозяйством и воспитывать детей.

Дедушка иногда ночью пробирался в станицу, чтобы повидать детей и помочь жене выполнить тяжелую работу: почистить баз, заложить корм животным, натаскать из колодца воды, нарубить кизяки - топлива для русской печи. Чтобы его не узнали, он надевал бабушкину юбку и платок.

Рядом жили казачьи семьи. Однажды казачка-соседка подсмотрела в щель деревянного забора и узнала дедушку. Донесла атаману.

К тому времени среди монархически настроенных казаков были «свои» люди. Они-то и успели предупредить семью М.В. Лобова о готовящейся расправе над ним и его семьей. Уходить было поздно. Пришлось спрятаться. Во дворе стояли «горки-елочки» из нарубленных ночью им же самим кизяков . В базах, где были овцы, навоз не выносили, а накапливали.

Его жена помогла быстро разобрать одну из «горок». Михаил Васильевич спрятался внутри, захватив с собой саблю и обрез. Бабушка заложила его кизяками.

Только управились – нагрянули казаки. Все перевернули в доме, амбарах, скирдах, огороде, а в кизяки заглянуть не догадались. Стали допрашивать детей. Маленькие плакали, старшие все отрицали. Тогда они связали жену предревкома и повезли на площадь станицы к позорному столбу. Сдернули с нее платок и кофту. Привязали. Но пороть не стали. Рядом с атаманом сидел родной брат дедушки. Он был на стороне монархии, а дед – за советскую власть.

Бабушка стала кричать ему в лицо: «Что же ты делаешь! Хочешь оставить сиротами своих родных племянников? В них же течет и твоя кровь! Не будет счастья ни тебе, ни твоим детям…!» Брат что-то сказал атаману. Произошло замешательство. Он встал, подошел с нагайкой к матери своих племянников и ударил один раз по спине. Потекла кровь, бабушка потеряла сознание.

Ее отвязали, наготу прикрыли и отвезли домой. Рубец остался на всю жизнь. Она его нам показывала. А дедушка, пока разворачивались события, огородами ушел из хутора. Он не знал, что произошло с его женой. Рассказали ему позже.

Вскоре Ново-Александровская была освобождена от белоказаков. Они потерпели полное поражение. В этом большая заслуга моего деда. Бабушка рассказывала нам, своим внукам, что когда красногвардейцы вошли в станицу, они подхватили дедушку на руки и, высоко подняв, несли до самой площади. Там он выступал, люди радовались, кричали: «Ура!». А что он говорил, она не помнит. Бабушка была храброй женой командира, но она была неграмотной и дать оценку политическим событиям не могла. Однако это ей не помешало идти рядом со своим мужем до конца своих дней. Они воспитали хороших сыновей, дочерей, внуков.

Икону по наследству

В годы Великой Отечественной они проводили сыновей на фронт, благословив иконой, которой благословляла моя прабабушка своего сына, а моего дедушку Михаила Васильевича Лобова, провожая на Турецкую войну. Но это уже другая история. Все возвратились после войны с наградами живыми и невредимыми. Таких семей очень мало. В их числе и наша. Дочери работали в тылу. Мама в военном госпитале, а тетя Анастасия – телефонисткой.

Икона в нашей семье передается по наследству. Сейчас она находится в семье моего старшего сына Александра Юрьевича Терентьева в г. Армавире. На ней, на обратной стороне, рукой мамы Евдокии Михайловны Лобовой указаны даты и события, связанные с ней. Ею благословляли молодых и на свадьбе Александра и Валентины. Вот такая история.

Дело чести семьи

Я считаю делом чести передать документы из семейного архива в музей ст. Попутной, где работает необыкновенный, неравнодушный человек Ольга Николаевна Иванова, вносящая огромный вклад в дело патриотического воспитания и связи времен и событий, сохранения памяти о наших корнях. Кто мы были, кто мы есть.

Интересная деталь...

Михаил Васильевич Лобов казак с чеченскими корнями. Его прадед, а, следовательно, мой прапрадед, был сыном чеченца. Когда осваивались предгорья Кавказа, возникали обоюдные стычки: то чеченцы устраивали набеги – угоняли скот, похищали людей, то казаки нападали на аулы, забирали плененных людей, ну и тому подобное. Так вот была взята в плен молодая девушка-казачка. Молодой чеченец влюбился в нее и сделал своей наложницей. Когда казаки напали на аул, чтобы забрать своих, она уже была беременная.

На казачьем кругу стали думать о ее судьбе. Решили выдать замуж за старого казака-бобыля, а ребенка, когда родится, принять в казаки, если мальчик, дать землю и воспитать и вырастить его казаком. Родился мальчик. Это был прадед моего дедушки. Рассказывают потомки, что он был очень красив, храбрый казак, верный товарищ, никогда не предал казаков.

От него пошел наш род, то есть я чеченка в пятом поколении. Интересно, правда? Интересно и другое, что все мои предки гордились своим родством с чеченцами. Уважали их за храбрость, честность, верность и порядочность. Эти качества более всего ценятся в нашей семье и передаются из поколения в поколение. Мы не теряем и не забываем своих корней.

Вот так!

Записала Серафима Михайловна Терентьева, ветеран педагогического труда, внучка М.В., 1935 г.р., в девичестве Лысенко, ст. Попутная, июнь 2015г

Источник: газета Сельская жизнь